MENU
Главная » 2018 » Январь » 22 » Эмили Бронте. Грозовой перевал
13:30
Эмили Бронте. Грозовой перевал

LIVELIB


Чтение этой книги - погружение в глубокий романтизм, если вам лет 12-14 и вы целомудренны и мечтательны, и, как говорил Базаров, "никуда не годится", если вам за сорок. Ну, ладно, за пятьдесят. "И охота же быть романтиком в нынешнее время!" - говорил тот же Базаров. 

Однако люди с удовольствием в эту романтику впадают. И это в наше-то время! В эту поистине целомудренную романтику! Кругом харрасмент, насилие, сексуальные извращения и эксперименты и прочая нервозная жизнь, вызванная, похоже, недостатком адреналина и всеобщим инфантилизмом. А тут, в конце XVIII - начале XIX века, люди ограничиваются описанием прикосновений, взглядов, в крайнем случае схватываний за локоток. Никакого секса, дети рождаются просто так - "в эту ночь", "через несколько месяцев". Сейчас бы столько об этом понаписали! 

Однако, как бы ни описывали классики интимную жизнь героев, классика - она потому и классика, что даже через двести лет оказывается, что в сущности ничего в человеческих отношениях не изменилось. Оскорбление и насилие требуют отмщения оскорблениями и насилием. Затаенная, выстроенная месть страшнее сиюминутной реакции. И в любом веке люди не хотят признавать своих ошибок, грехов, своей собственной вины в том, что с ними происходит. 

Как ни крути, главным злодеем все считают Хитклифа, который буквально затиранил два семейства. Однако стесняюсь спросить: а что вы хотели получить за унижение и оскорбление, которые нанесли человеку?! Он, типа, должен был благодарить за то, что его подобрали, обогрели и сделали бесплатным непонятно кем? Игрушкой, место которой в чулане? Мальчиком для битья? Предметом страсти без обязательств? Вряд ли подобное отношение должно быть прощено и оставлено без ответа. То есть, разумеется, месть осуждается в обществе. Однако, я думаю, лишь потому, что не каждый способен так мстить: долго планировать, рассчитывать, готовиться... Но каждый хотел бы... Поэтому, думаю, в глубине души - все за Хитклифа. Хотя на словах, конечно, все возмущены его жестоким отношением к семействам Эрншо и Линтон. 

А все эти страдательные метания Кэтрин - обычное дело: люблю одного, замуж за другого, но по-прежнему хочу первого. Можно подумать, что сейчас такое не встречается сплошь и рядом. А почитать про "великую страсть" и найти в ней отражение собственных эмоций - кто ж от этого откажется. Это же своего рода психотерапия - разговор по душам, психотерапия. Даже пресловутая Татьяна Ларина признавалась Онегину, будучи уже замужней женщиной: "я вас люблю, к чему лукавить". Всё старо!

Даже то, что, как говорится, "в общем, все умерли", тоже естественно: во-первых, все в конце концов умирают (еще никому не удалось физически избежать этого); во-вторых, жизнь у героев английской классики начала рубежа XVIII-XIX веков была явно нелегкая: еда - какая-то невнятная, чай без всего (просто "откушивали"); в-третьих, их бесконечные дожди, туманы, холод, недостаток солнца... Немудрено, что все постоянно болели - не физически, так душевно. В результате никто никого не жалел, каждый, по большей части, был сам за себя. И ведь ничего не изменилось. Сейчас, видимо, все-таки получше физиологически: и тепло можно найти, и голода при желании можно избежать. Но жалеть мы друг друга больше не стали. А потому с духовно-душевной точки зрения английская классика Бронте - попадание в яблочко.

И всегда будут популярны романы, в которых минимум описаний и рассуждений и максимум - диалогов и действий. Когда едва успеваешь проследить за тем, кто что сказал, увидел и сделал, не замечаешь ни количество страниц, ни время, ни суету за окном. 

А если еще читать Бронте холоднющими зимними вечерами, да в теплом доме, да под одеялом  или пледом, да сидя или лежа в уютном кресле или на любимом диване - более захватывающего чтива и быть не может! 

Категория: Книги | Просмотров: 182 | Автор текста: Owner

Сайт создан в системе uCoz,